РУМЫНИЯ  МОЛДОВА  БЕССАРАБИЯ  ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Поиск предков, родственников, однофамильцев

Генеалогия 

      RUSSIAN

ENGLISH

    român

______________________________________________________________________________________________________

Главная*Новости сайта о генеалогии*Все о Бессарабии*География генеалогического поиска*Особенности поиска в генеалогии*Источники генеалогии*Фамилии и генеалогия*Составление родословной в генеалогии*Геральдика*Репрессированные и генеалогия*Собственность и генеалогия*Генеалогический фотоархив*Некрополь и генеалогия*Термины и понятия генеалогии*Гостевая книга*

Форум о генеалогии*Генеалогический поиск

 

Немцы в Бессарабии

 

Мы застаем германцев на территории Бессарабии еще до Рождества Христова. В Географии Страбона, написанной не ранее 18 года по Р. Хр., говорится, что близ устьев Истра (Дуная) есть большой остров, Певка, обитаемый бастарнами. Это племя, по предположению Страбона, относится к германцами. Те же бастарны живут и севернее, в области, которую можно приурочить к теперешней северной Бессарабии и Молдавии (География, VII, 3, § 17). Вопросом о бастарнах занимался Ф. А. Браун (1899, стр. 99 сл.). Впервые этот народ становится известным в начале II в. до Р. Хр. Тацит, в своей книге De situ ac populis Germaniae , написанной в 98 г. по Р. Хр., определенно относит бастарнов к германцам: Peucini (т. е. обитатели острова Певки, следовательно — дельты Дуная), quos quidam Bastarnas vocant, sermone, cultu, sede ac domiciliis ut Germani agunt. По мнению Шахматова (Введение, стр. 40), бастарны это то восточно-германское племя, которое славяне называли сполами (отсюда исполин, в значении великана). Сполы сначала жили на берегах Вислы, а потом двинулись на юг и утвердились в Поднестровье. Здесь их и застает описание Страбона. Место сполов в Повислинье заняли готы. В конце II века по Р. Хр. и готы потянулись, вслед за сполами, к низовьям Дуная. Они овладели Тирой (теперешний Аккерман) и покорили бастарнов (сполов). Готский историк, епископ Иорнанд (Иордан), написавший в 551 г., произведение De origine actibusque Getarum (т. е., готов), говорит, что владения готов простирались от Дакии до Дона. Днестр, который у Иорнанда носит названия Danastrus и Tyras, служил границей между восточными готами (остготами или грейтунгами) и западными готами (вестготами или визиготами или тервингами). Тервинги — значит обитатели леса, грейтунги — степняки. Эти данные относятся к IV веку. В V в. вестготы переселились за Дунай. Снова германцы, уже в виде мирных насельников, появляются в Бессарабии лишь в начале XIX века.
В 1813—1815 гг. впервые в южной Бессарабии поселены немцы из герцогства Варшавского, в числе около 1500 семейств.

В 1814 году они основали первую немецкую колонию Тарутино в Аккерманском уезде.
В этой колонии, как и вообще в южно-бессарабских немецких колониях, жили выходцы из разных областей Германии.
В других колониях находились выходцы из Баварии, Бадена и др. Так, колония Сарата была заселена в 1822 году выходцами главным образом из Баварии и Виртемберга (в 1827 году здесь было: баварцев 236, виртембергцов 197, баденцов 3, магдебургцов 1, мекленбургцов 3, австрийцов 3, французов 1). Все не немцы подверглись быстрому онемечению. Бутович (стр. 23) упоминает, что в немецких колониях встречается много немцев с фамилиями Пиотровский, Якубовский, Павловский и т. п.; эти немцы, по местным преданиям, являются выходцами из Восточной Пруссии, где иного мазуров-лютеран. Как видим, эти мазуры-лютеране еще в 1827 году считали себя поляками. Как мы видели, в Буджаке в 1827 году числилось 3224 поляка, боль¬шинство коих ныне онемечено.
Ниже приводится список селений, где немцев не менее 100 душ в 1907 г.:


Хотинский уезд.
Ставчаны 175 (из общего числа 1587).

Белецкий уезд.
Шолтоя 667 (+250 молд.).
Рышкановка колония 242.
Новая Стрымба (Гриноуцы) 560 (прочих 683).

Кишиневский уезд.
Стримбены 383.
Старо-Онешты 246.

Бендерский уезд.
Фунду-Сарацыка 500.
Блюменталь 400.
Александровка (Эменталь) 300.
Чебановка (Гертенгейм) 280.
Мариевка 260.
Лермонтовка (Болмаз) 420.
Анновка 230 (+355 вел.).
Романовна 355 (+1190 проч.).
Петерсталь 110 (+90 молд.).
Гофнунгсдорф 320.
Нов. Тарутино (Анчокрак) 250.
Иозефсдорф (Плачинда) 425.
Матильдендорф 525.
Куруджийка 112.
Ново-Николаевка 350.

Аккерманский уезд.
Ново-Николаевка (Дивиз. вол.)
1300 (+1100 мал.).
Розенфельд 135.
Софиенталь 325.
Мансбург 550 (+13 мал.).
Посталь 360.
Павловка 150.
Бенкендорф 405 (+ 24 мал.).
Нейфаль 120 (+53 мал.).
Новая Балакчея 100.
Якобсталь 300.
Раскайцы 120 (+1611 проч.).
с. Шабалат 160 (+113 мал.).
с. Шабо 190 (+370 франц.).
(далее – в начале – год основания колонии)
1814. Тарутино (Анчокрак) 3690 (+2290 проч.).
1816. Париж 1400.
1815. Красное 2500.
1815. Кульм 1300.
1816. Арциз 1250 (+420 евр.+32 мал.).
1823. Нов. Арциз 650.
1816. Бриены (Бриени) 1300.
1833. Фриденталь 1235.
1821. Кацбах 950.
1815. Малоярославец 1-й 1500.
1823. Малоярославец 2-й 1620.
Надежда 560.
Фриденсфельд 550.
Гнаденсфельд 660.
Кантемир 108.
1822. Сарата 2140.
1830. Гнаденталь 1000.
1835. Лихтенталь 1500.
Гофнунсгсфельд 300.
1839. Плоцк 370.
1834. Денневиц 610.
1818. Теплиц 1870.
1816. Фершампенуаз 1-й 1200.
1823. Фершампенуаз 2-й 870.
Балка-Челегидер 140 (+25 пр.).
1816. Бородино 2220.
1816. Клястиц 2240 (+ 52 евр.)
1816. Лейпциг 1140 (+ 60 евр.)
1816. Березина 1950 (+ 40 евр.)
1842. Гофнунгсталь 1370(+евр.).
Чемчель-Немецкая 300.
Эйгенгейм 520.
Андреевка 300.
Сеймены 420.

Измаильский уезд.Сарьяры 1-е 226 (+535 молд.+470 мал.).
Сарьяры 2-е 200.
Базырьянка 275.
Зангеровка 215.
Вишневка 295 (+593 проч.).
Леово 115 (+5985 проч.).
Ново-Сарата 590.
Романово (Рорбах) 300.
Князевка 320.
Ковурлуй 480 (+732 молд.).
Средняя Албата 500.
Верхняя Албата 500.

Источник: Л.С.Берг. Население Бессарабии. Этнографический состав и численность. Петроград, 1923

Немцы в Бессарабии

из Альманаха "Бессарабца", отдельного издания "Бессарабiа" под редакцией П.А.Крушевана. Москва 1903 г.

Подробней о расселении немцев можно посмотреть на Этнографической карте Бессарабии

НЕМЦЫ-КАТОЛИКИ БЕССАРАБИИ И ПРИДНЕСТРОВЬЯ В XIX ВЕКЕ И СОЗДАНИЕ ТИРАСПОЛЬСКОЙ РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЕПАРХИИ

Массовое появление немцев католического вероисповедания в междуречье Прута и Днестра, а также на левобережном Поднестровье следует от­нести к началу XIX в., когда здесь были основаны первые немецкие колонии. В тот период в регионе, кроме известных с XIV века католических приходов в Хотине, Измаиле (Vicina), Килие (Licostomo), Аккермане (Mauro Castrum, ныне Белгород-Днестровский) и прихода в Рашкове, известного с XVIII в., учреждаются новые приходы в городах Кишинэу, Рыбница, Бэлць, а в ряде по­селений существуют католические общины. До появления немцев-колонистов и польских переселенцев в Бессарабии носителями католической веры на этих землях было местное население в рамках епископства Бакэу. С первой четверти XIX в., приходы Бессарабии и левобережного Поднестровья находились в юрисдикции Каменецкого епископа.

Первым и крупнейшим впоследствии сельским католическим приходом Бессарабии являлась Красна, основанная в 1814 г. Позже немецкими поселен­цами были основаны приходы Эмменталь (Александровка, ныне Первомайск) (1886), а также филиалы Балмас (Лермансталь, ныне Балмаз) (1880) и Ларга (1890). Католики, численность которых в отдельных колониях то возрастала, то уменьшалась, проживали во многих немецких поселениях Бессарабии, где су­ществовали лютеранские приходы (Сарата, Березина, Фершампенуаз и др.) или компактно проживали болгары (Комрат, Кахул и др.).

Приходы Кишинэу, Тирасполь, Бендер, Аккерман, Васильевка (Вильгельмсталь) также увеличивали свою численность за счет притока немцев-колонистов и постоянно испытывали на себе их влияние. Со второй половины XIX в. приходы Бессарабского деканата были переведены в состав новосозданной Тираспольской Римско-католической епархии. Названия деканатов неод­нократно изменялись, но в начале XX в. эти приходы вновь были подчинены Одесскому деканату. С начала XIX в. в составе Одесского деканата находились также католические приходы южного Приднестровья, Тираспольского уезда -Эльзас, Мангейм, Кандель, Баден и мн. др.

Появление и развитие сельских католических поселений юга Российской империи и расселение колонистов

Юг Российской империи, куда входили католические колонии иностранных поселенцев Бессарабии, являлся одним из крупнейших объединений католических общин в России. Помимо бессарабских колоний ареалом размещения католиков в Новороссии стали немецкие колонии Екатеринославской, Полтавской, Таврической и Херсонской губерний, крымские и одесские поселения.

Согласно Манифесту Екатерины II 1783 г. колонисты приглашались в Новороссию, Крым и на Кубань. Активный процесс колонизации Новороссийского края (юга Украины) начался еще с 1787 г., когда в эти местности прибыли подданные различных земель Германии.

Все немецкие поселения разделялись Бессарабской конторой иностранных поселенцев на колонистские округа, состоявшие из нескольких деревень. Например, в 1808-1809 гг. для католиков был создан Кучурганский колонистский округ в Тираспольском (позже Одесском) уезде Херсонской губернии. Переселенцы католического вероисповедания из Бадена, Эльзаса, Вюртемберга, Пфальца, Пруссии и Австрии основали здесь в общей сложности шесть католических колоний. Четыре колонии (Страсбург, Зельц, Кандель и Баден) появились в 1808 г. и две колонии (Мангейм и Эльзас) были основаны в 1809 г.

Всего в 1811 г. в округе проживало более 2000 колонистов, большин­ство из которых относилось к католическому вероисповеданию. В 1811 г. в Ти­распольском уезде насчитывалось 20 немецких колоний, четыре из которых были католическими - Зельц, Мангейм, Эльзас, Йозефсталь. В 20-е гг. произошли изменения границ Тираспольского и Херсонского уездов. По указу 19 октября 1825 г. в рамках этих уездов был образован Одесский уезд.

В 1808-1810 гг. немецкие католические колонии возникли в районах Грюнау и Березани. В 1809-1813 гг. большое число католиков из Рейнланд-Пфальца и Вюртемберга поселились на северном побережье Черного моря. Общее число католиков, обосновавшихся на юге России и ставших подданными Российской империи после принесения присяги императору, составляло около 50 тысяч человек. После приглашения иностранцев в 1813 г. селиться в Бессарабской области, в 1814-1815 гг. крестьянами из Восточной Пруссии были основаны колонии на юге средней Бессарабии. Наиболее известная и крупная из них, колония Красна, появилась в 1814 г.

Не всегда заселение различных земель Бессарабии колонистами заканчивалось удачно. К полному краху привела попытка поселить немцев-католиков из Баденского и Познанского герцогств на земле помещика А. Ф. Дунина-Журковского в имении Журковцы Тираспольского уезда Херсонской губернии. В 1820 г. 30 семей, большинство из которых были католического исповедания, а именно семьи Барт, Бехлер, Венке, Кайзер, Кастнер, Криеф, Кукреф, Мескерт, Рейзенауэр, Тифе, Флинк, Штро, Эргарт и др., заключили договор с помещиком, по которому обязались прожить на его земле 18 лет.

Незадолго до этого колонисты прибыли в Варшаву из Баденского и Познанского герцогств в надежде получить разрешение на последующую отправку в Россию. Однако т. н. «Комитет по принятию приезжающих» сообщил им о запрещении направлять переселенцев в Россию «за казенный счет». Желающим разрешалось выехать из Варшавы за счет заинтересованных в рабочей силе помещиков, заключив с ними соответствующий контракт. По прибытию в имение Журковского переселенцы получили непригодные для поселения земли, затопляемые в весенний период, материалов на постройку домов им было выделено недостаточно, скот для перевозки стройматериалов предоставлен не был, на всех колонистам был выдан один плуг.

Учитывая подобные условия, а также плохое снабжение продуктами, колонисты стали тайно, в ночное время небольшими группами уходить из деревни Журковского. Они бежали в немецкие колонии Кассель, Страсбург, Вормс, Катериненталь, Карлсруэ, Рорбах, в березанские католические колонии. После побега большей части переселенцев Журковский потребовал у Попечительного комитета в качестве возмещения причиненных ему убытков взыскать с убежавших колонистов сумму в 4689 польских злотых и 269 рублей ассигнациями с процентами. Колонисты, согласившись вернуть помещику лишь 1019 руб. 80 копеек, затраченные им на организацию переезда, в свою очередь также обратились с жалобой в Попечительный комитет, который признал помещика виновным. В 1829 г. Журковский умер. Его наследник, двоюродный брат В. И. Дунин-Журковский, в 1834 г. с целью прекращения судебного разбирательства согласился с суммой, предложенной колонистами.

Населений немецких колоний Бессарабии уменьшилось в период эпидемии чумы и холеры 1825 г. и 1829-1830 гг. и оспы 1839 г. В конце 30-х гг. при­ток колонистов в Бессарабию был приостановлен.

В 1832 г. в бессарабские колонии прибыло всего 16 семей немецких суконщиков и земледельцев, которые получили разрешение селиться в тех колониях, где проживали их знакомые и родственники. Однако, в конце 1832 г. в Бессарабию начался новый приток колонистов, в том числе не только немцев, но и поляков-католиков.

«Правила для принятия и водворения иностранных колонистов», утвержденные 20 февраля 1804 г. Александром I и распространявшиеся только на немцев, разрешали селиться в России "лицам семейным, К переселенцам из Царства Польского, кроме указанных в «Правилах», применялись дополнительные требования. Необходимо было доказать, что члены семьи переселенцев не принимали участие в польском мятеже 1831 г., не служили в польской армии и не имели недоимок.

В 20-30-е гг. годы шло интенсивное переселение немцев-католиков на юг страны из внутренних губерний России. Таким образом, в первой четверти XIX в. в Бессарабии сформировалась довольно значительная немецкая католическая диаспора.

Все немецкие колонии Бессарабского водворения, разделенные на Малоярославецкий и Клястицкий округа, равно как и болгарские колонии Бес­арабской области находились в ведении Бессарабской конторы иностранных поселенцев. Сведения о ней малочисленны и отрывочны.

Бессарабская контора иностранных поселенцев подчинялась Попечительному комитету об иностранных поселенцах Южного края России, организованному в 1816 г. и располагавшемуся в г. Кишиневе. Комитету подчинялись также Екатеринославская контора иностранных поселенцев (г. Екатеринослав, в 1800-1818 гг. Контора опекунства новороссийских иностранных поселенцев), Одесская контора (колония Катаржина Тираспольского уезда, в 1828 г. переведена в г. Одессу) и Управление задунайских переселенцев (колония Болград). Резиденцией Бессарабской конторы некоторое время являлась колония Тарутино, а с 1821 г. присутствие конторы располагалось в местечке Кэушень.

Постепенно в немецких поселениях Бессарабии сложилась система колониальных округов, каждый из которых имел собственное название и своего смотрителя колоний.

В мае 1829 г. для устранения неудобств в наименованиях бессарабских немецких колоний им были даны названия по наименованиям колоний, в которых находились их окружные приказы: 1-й округ стал называться Малоярославецкий, 2-й - Клястицкий.

В 1830 г. Бессарабское водворение иностранных колонистов насчитывало 19 колоний, в которых проживало более двух тысяч семей численностью более 10 тысяч человек.

В 1833 г. Бес­сарабская контора иностранных поселенцев была упразднена, как и остальные конторы (Одесская, Екатеринославская, Грузинская). Центральным органом управления всеми иностранными колониями юга России становился Попечительный комитет.

Деятельность католических священнослужителей в колониях

Католическими приходами в немецких колониях руководил визитатор и пробст Римско-католических церквей Юга России. Первым таким визитатором в 1811 г. стал член Общества Иисуса, аббат К. Николь (Николе, Николь). После изгнания из России в 1820 г. членов Общества Иисуса на его место был назначен патер Игнатий Линдль (Игнац Линдл). Одновременно с патером Линдлем обязанности визитатора Римско-католических церквей Новороссийского края до 1828 г. исполнял о. Р. Сельван. В 1828 г. его сменил настоятель Одесской Римско-католической церкви патер Иоганн Щитт, затем в 1829-1842 гг. - о. Рафаил Мусницкий. Визитаторы инспектировали колонии, следили за правильным выполнением священниками своих обязанностей, сохранностью имущества церквей, собирали ежегодные метрические сведения по колониям и решали другие вопросы.

Колонисты юга России столкнулись в первые годы поселения с острой нехваткой священнослужителей. Случалось, что духовное лицо, привлеченное привилегиями, «по прибытии в колонии не желало быть патером» и записывалось в колонисты.

Из-за недостатка священников нередко один настоятель обслуживал сразу несколько католических общин. Например, в первые годы появления католиков в Новороссии священник Ямбургской колонии Томас (Фома) Маевский обратился в Контору опекунства с просьбой обеспечить его дополнительными деньгами для переездов из одной колонии в другую с целью «исправления между колонистами христианских треб». Его просьба была удовлетворена лишь после прохождения многочисленных инстанций - Могилевской Римско-католической Духовной Консистории, Министерства внутренних дел, Екатеринославской казенной палаты и одесского градоначальника Э. О. Ришелье.

Вторым таким незаменимым для бессарабских колоний духовным пастырем стал Каетан Мациевский. Будучи священником Зельцского и Мангеймского (1821-1828 гг.), а затем Ландаусского (1828-1832 гг.) приходов, он в эти годы регулярно объезжал все католические приходы от Одессы вплоть до Минска и Кишинева. Мациевский неоднократно обращался в Попечительный комитет с просьбой выдать ему «билеты» на проезд по Бессарабии и разрешить ему «взимать лошадей» с колонистов католических колоний. Даже Минский гражданский губернатор распорядился выдать священнику прогонные и путевые деньги. За многолетний труд на благо католических приходов южного края России в 1825 г. Попечительный комитет и Министерство внутренних дел разрешили выдать священнику Мациевскому десятилетнюю ссуду, которую остальным священникам получить было достаточно сложно.

Так, например, в 1822 г. было отказано в такой же ссуде на 10 лет священнику В. Петрашевскому (Ямбург). Мотивируя свой отказ, Екатеринослав­ская контора выразила мнение Попечительному комитету, что священнослу­житель не имеет права требовать ссуду, так как при вступлении в должность получил дом и хозяйство, кроме того на о. Петрашевского постоянно поступали жалобы от колонистов[1].

Согласно «Правилам для принятия и водворения иностранных колонистов» от 20 февраля 1804 г. все духовенство новороссийских немецких колоний получило не только земельные наделы и деньги на дорожные расходы, но и десятилетнее, а не двухлетнее, как ранее, содержание от правительства. По истечении льготы священнослужители должны были содержаться за счет общин. Все новороссийское духовенство, кроме выдаваемого жалования из государственной казны, получило от Попечительного комитета дополнительное «прибавочное жалование» в размере 200 руб., а также «прогонные деньги от обществ колоний на разъезды для исправления треб». Местное общество предоставляло священникам подводы, лошадей и топливо.

Проблема нехватки священнослужителей стала особенно острой после изгнания священников ордена иезуитов из России в 1820 г. Среди них, служивших в Новороссии и вынужденных покинуть проживавших здесь католиков, можно упомянуть такие имена как: оо. Н. Брикманн, Ф. Инфельд, Ф. Гоффманн, И. Кеверс, И. Лико, А. Пирлинг, О. Рауш, Ф. Шерер, Й. Штейдле, А. Янн. С 1820 г. и вплоть до образования Тираспольской Римско-католической епархии священники назначались из Каменецкой епархии, так как все католические приходы Бессарабии находились в юрисдикции Каменецкого епископа.

Во второй четверти XIX в. практически все католическое население немецких колоний Бессарабии находились на попечении священников из колонии Красна, реже священников из Кишинева и Бендер. Среди краснинских священников, которым приходилось в 20-е - 30-е гг. XIX в. обслуживать все остальные католические общины в колониях Бессарабии, можно назвать имена отцов Л. Пашковского (1814-1821), Й. Тишинского (1821-1822), Л. Думинского(1822-1823), Д. Козельского (1823-1831), И. Кульчицкого (1831-1835), Л. Ангермайера (1836), Ф. Клоповского (1836-1840).

В 1832 г. визитатор новороссийских Римско-католических церквей о. Р. Мусницкий обратился в Попечительный комитет с указанием на необходимость увеличения числа священников в колониях и сослался на трудности в их содержании для колонистов. Однако комитет посчитал, что «еще несколько лет по одному священнику на приход будет достаточно».

В целом в первой половине XIX в. практически все немецкие католические колонии Бессарабии и юга России находились в тяжелом положении. В колониях преобладали польские священники, которые не знали обычаев и традиций колонистов. Из 26 первых священников немецких колоний Новороссии лишь 9 были немцами по происхождению. Сами ксендзы-поляки испытывали трудности в общении с немецкими колонистами. Так, в 1819 г. настоятель молочанского Гейдельбергского прихода о. К. Обушинский отказался совершать требы для немцев-католиков шведского округа. Колонисты указывали на то, что некоторые священники вообще не знали немецкого языка или говорили на нем очень плохо (например, кармелит А. Марцинкевич из Ландау и Зельца). Однако были и исключения. Прекрасные знания немецкого языка имели, например, Каетан Мациевский из Ландау, Зенон Калиновский из Розенталя и др.

Польские католические священники, особенно после польских восстаний, обвинялись светскими властями в провокации антиправительственных действий среди местного населения, во вредном влиянии на нравственность немецких колонистов и даже в экономическом отставании католических поселений от лютеранских.

Так, в 1855 г. министру государственных имуществ было направлено секретное донесение из Херсонской губернии «о нерасположении к России колонистов-католиков», которые хотя и пользуются «важными преимуществами и льготами в России, дарованными... милостию наших монархов», но «ропщут на военные постои и исполняют справедливые требования воинских чинов неохотно, тогда как в немецких колониях Бессарабской области у колонистов-лютеран солдаты наши принимаются всегда с радушием». В донесении от­мечалось, что католики далеко отстали «во всех отношениях от колоний лютеран, и что этому... главная причина в чуждом народонаселению духовенстве, которое... все польское, а, следовательно, мало к нам доброжелательное».

Священнослужители и церковные учреждения являлись влиятельными институтами развития духовной жизни. Практически при каждой католической общине имелась своя начальная школа. На архивном материале по истории Католической Церкви в Бессарабии хорошо просматривается зависимость развития системы образования от совместных действий священников и светских органов управления колониями. Например, еще в 1821 г. священник К. Мациевский обратился с прошением в Попечительный комитет, чтобы обязать колонистов направлять своих детей с 5-летнего возраста в школы, указывая на то, что «многие колонисты уже длительное время не посылают детей учиться». В другом случае, в 1836 г. визитатор Римско-католических церквей, каноник Р. Мусницкий, указывая на нехватку учителей в колониях, обязал колонистов иметь в каждой школе квалифицированных учителей и оплачивать их работу. Колонисты затрачивали значительные средства на содержание и развитие системы образования, осознавали необходимость овладения русским языком. В некоторые колонии приглашались русские учителя, для того, чтобы готовить собственных переводчиков.

Священники являлись не только духовными наставниками колонистов, но и агрономами и земледельцами, музыкантами и врачами (о. Иоганн Виман), физиками и астрономами (о. Михаил Станкевич), образованнейшими людьми своего времени. Через церковные приходы и священнослужителей Бессарабская казенная палата пересылала семена, проводила работу по разведению садов и лесов, с помощью священников создавала в колониях общества по распространению лесоводства, садоводства, виноделия и шелководства, разводила фруктовые питомники, составляла списки колонистов, которым выдавались семена тутовых деревьев. В 1821 г. Конторой опекунства был издан указ о стимулировании развития рукоделия в католических колониях - ткачества, изготовления пряжи, для чего было приказано приобрести ткацкие станки и прялки и периодически присылать в Контору ведомости о результа­тах ткацкой и прядильной работы.

Наряду с социально-экономическими вопросами, с помощью священнослужителей решались и вопросы межкультурного и межконфессионального взаимодействия. Кроме частых переходов лютеран в католичество, а также католиков в евангелическо-лютеранскую веру и различные протестантские деноминации, священнослужители должны были решать вопросы о смешанных браках между представителями разных колоний и исповеданий. Еще в 1824 г. Могилевская Римско-католическая консистория направила в колонии «По­яснения на предмет выполнения правил при смешанных браках католиков и лютеран», с требованием к колонистам-католикам «и детям их женского пола, имеющим мужей евангелического исповедания, соблюдении правил по их религии, установленных законом».

В целом немцы-католики жили изолированно не только от остального населения Бессарабии - русского, молдавского, украинского и др., но и не имели хорошо налаженных связей с представителями других немецких колоний, за исключением близлежащих и граничащих с ними. Настоящим событием для католических общин и приходов становилось посещение их священнослужителями и визитаторами.

Из епископов бессарабские приходы смог посетить только генеральный викарий и первый суффраган Тираспольской Римско-католической епархии В. Липский в начале 70-х гг. Если первые священнослужители Бессарабии назначались из Каменецкой епархии, то во второй половине XIX в. бессарабские приходы смогли отправлять своих представителей для обучения в Духовную семинарию Тираспольской епархии в Саратове. Так, например, из 173 воспитанников, обучавшихся в семинарии в 1905 г., четверо были из Бессарабии.


[1] В 1828 г. из-за враждебных отношений между В. Петрашевским и колонистами Ямбурга священник был перемещен в колонию Малый Либенталь, а священнослужитель о. Зибини из Малого Либенталя - в Ямбург. С сегодняшних позиций сложно делать объективные выводы и осуждать ту или иную сторону. Как бы то ни было, но уже в 1832-1833 гг. и у отца Зибини воз­ник конфликт с церковными старшинами и учителем колонии Ямбург, Шубертом.

Ольга Лиценбергер - профессор кафедры истории российской государственности и права Поволжской Академии государственной службы им. П. А. Столыпина (г. Саратов), доктор исторических наук, кандидат юридических наук

 

 

 ______________________________________________________________________________________________________

Главная*Новости сайта о генеалогии*Все о Бессарабии*География генеалогического поиска*Особенности поиска в генеалогии*Источники генеалогии*Фамилии и генеалогия*Составление родословной в генеалогии*Геральдика*Репрессированные и генеалогия*Собственность и генеалогия*Генеалогический фотоархив*Некрополь и генеалогия*Термины и понятия генеалогии*Гостевая книга*

Форум о генеалогии*Генеалогический поиск